Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [13:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [13:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [11:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [17:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [17:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [17:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [17:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [17:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [17:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [17:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ТЕОРИЯ
23.09.2009
Че Гевара против чегеваровщины
По духу Че был скорее ближе шахидам, а не каким-нибудь комсомольцам-алконавтам
Иконизировав Че Гевару, леваки и прочие политические активисты проявляют известную слепоту по отношению к тому, кем на самом деле был их «кумир»

В этом году в издательстве «Амфора» наконец-то увидела свет книга Джона Ли Андерсона «Че Гевара. Важна только революция», в оригинале вышедшая в свет двенадцать лет назад. Эта книга представляет собой серьезный труд, написанный автором на основе кропотливой исследовательской работы в архивах Кубы, Мексики, Аргентины, Гватемалы, Германии и других стран, а также бесед с людьми, лично знавшими Че и принимавшими участие в его судьбе, в том числе и такими непубличными персонами, как его вдова Алейда Марч, бывший шеф кубинской разведки Мануэль Пиньейро и боливийский генерал в отставке Реке Теран. Этим книга Андерсона выгодно отличается от множества популярных работ, носящих компилятивный характер.

По духу Че был скорее ближе шахидам, а не каким-нибудь комсомольцам-алконавтам.

Не секрет, что Че Гевара давно уже превратился в trade mark и в поп-идол для сопливых леваков, которых до сих пор много на Западе, да и у нас они водятся. Возникла своего рода «чегеваровщина» - субкультура несерьезных юных «революционеров», к которым буржуазное общество не только относится терпимо и снисходительно, но и даже получает с них прибыль, выпуская массу продукции под этой trade mark. Данная книга как раз помогает очистить суровую и трагическую фигуру героя от этой накипи.

В книге содержится много общеизвестной информации (особенно это касается участия Че в партизанской войне на Кубе), однако, автор открывает и много доселе неизвестных фактов и эпизодов, позволяющих в чем-то взглянуть на Че Гевару по-новому. Так какой же он, команданте Че Гевара?

Прежде всего, можно отметить тот парадоксальный факт, что Че Гевара почти совсем не интересовался политикой в нашем обычном понимании: митингами, выборами, интригами, и подобное проявилось уже в ранней молодости. Когда его друг Альберто спросил пятнадцатилетнего Эрнесто, будет ли он участвовать в молодежной демонстрации протеста, он ответил отрицательно. Че заявил, что пошел бы на марш только с револьвером в руках. По его мнению, данный марш был не более чем бессмысленным жестом, а его участников «просто отделают дубинками» (какой контраст с нашими «несогласными», весь смысл существования которых заключается в том, чтобы получать по лбу и пожаловаться правозащитникам!).

Для Эрнесто существовала только вооруженная борьба. С презрением он относился и ко всяким «демократическим свободам». Уже много позже, находясь в Гватемале, в письме к тете Беатрикс Че заявил, что будь на месте президента, он закрыл бы все издания, финансируемые янки. Когда Фидель, придя к власти, стал закручивать гайки и давить буржуазную «оппозицию», и этим вызвал разочарование Сартра и прочей леволиберальной общественности, Гевара в этом полностью поддержал его (лозунг того времени: «Революции – да, выборам – нет!»).

Он не только не был борцом за абстрактную свободу, не был Че и гуманистом-филантропом, в противном случае он был просто поехал бы врачом в джунгли лечить индейцев. Автор книги, желая пощекотать нервы читателей, особое внимание обращает на описание расстрелов, в которых принимал участие Че, и даже на то, что по его приказу был задушен щенок, который своим лаем мог выдать партизан (позднее сам команданте посвятил этому статью «Убитый щенок», обосновывая тезис о том, что во время революции гибель невиновных неизбежна). И что уже совсем не понравится нынешним политкорректным левакам, Че относился к женщинам как настоящий мачо и презирал представителей «сексуальных меньшинств».

При взгляде на фигуру Эрнесто Че сразу же бросается в глаза его страстный антиамериканизм, мало чего общего имеющий с марксизмом и носивший скорее мистический характер, в образе ненависти к «бледнолицым дьяволам». Это Ленин в своем «Письме к американским рабочим» нахваливал их «демократические традиции», а вот Че Гевара надежд на революционность американского пролетариата не питал, для него все гринго были на одно лицо, и это было лицо врага.

Когда Аргентина объявила войну Третьему Рейху, юного Эрнесто это дико возмутило, но не потому, что он был на стороне Гитлера, а потому что аргентинское правительство сделало это под давлением США, и он разделял с националистами чувство стыда за собственную страну, пресмыкающуюся перед янки. Позже своему другу Че Гевара хвастался, что во время путешествия по Бразилии подрался в порту с обычным американским матросом. Эту ненависть к бледнолицым англосаксам Че пронес через всю свою жизнь. Уже будучи на Кубе, он очень жалел, что советские ракеты так и не стартовали по направлению к американским городам (хотя понятно, что ответным ударом Куба, скорее всего, была бы полностью уничтожена). Так что по духу Че был скорее ближе шахидам, а не каким-нибудь комсомольцам-алконавтам.

В наибольшей мере архетипу Партизана соответствует бывший порождением вулканической почвы Латинской Америки образ легендарного команданте Че.

Не ставя под сомнение марксистских убеждений Че, автор книги наглядно показывает, что он проявлял полное безразличие к догматическим разногласиям между представителями различных течений марксизма. Самому ему был, конечно, ближе по духу маоизм с его ставкой на крестьянскую партизанскую войну, но при этом он сотрудничал со всеми, кто мог оказаться полезным в деле разжигания партизанской войны в Латинской Америке, в том числе и с троцкистами, что вызывало раздражение у просоветски настроенных коммунистов. Поддерживал он контакт и со свергнутым лидером Аргентины Пероном, бывшим во многих отношениях последователем Муссолини. Начавшаяся повсеместно революция должна была, по мысли Че, примирить поссорившиеся к тому времени СССР и Китай.

В своей книге Джон Ли Андерсон уделяет большое внимание двум доселе мало освещавшимся эпизодам, имевшим роковое значение для судьбы самого Че Гевары. После победы на Кубе, мечтая совершить революцию в Аргентине, он направил туда небольшой отряд добровольцев во главе с журналистом Мазетти, поставив перед ним задачу создать на севере страны партизанскую базу. Мазетти был весьма примечательной личностью, ранее он являлся активистом неофашистской организации – Националистического освободительного движения. Однако, партизанский лидер из журналиста оказался никудышный. В своем маленьком отряде он установил порядок, напоминающий «Народную расправу» Нечаева: чтобы проверить на прочность одних, заставлял их убивать других, проявивших слабину. Увлекшись расправами, Мазетти забыл основное правило партизана, что надо как можно чаще менять свое местоположение, и вскоре его отряд был обнаружен и разгромлен правительственными силами, а сам он пропал без вести. До сих пор о судьбе команданте Сегундо (таково было партизанское прозвище Мазетти) выдвигают разные гипотезы.

Когда Че Гевара узнал, что все его надежды на начало партизанской борьба в Аргентине рухнули, он был потрясен. Именно фиаско Мазетти побудило его отправиться в Боливию, где он рассчитывал взять дело континентальной революции в свои руки. Описывая подготовку боливийской экспедиции, Дж. Л. Андерсон уделяет большое внимание интригам, связанным с нежеланием лидера боливийских коммунистов Монхе помочь становлению партизанского движения в собственной стране. Боливийская компартия сумела накануне что-то получить на выборах, и тепленькие места в парламенте манили ее руководство больше, чем перспектива бегать с винтовкой по горам и джунглям. Такую позицию боливийцев поддержали и советские товарищи.

Однако, не желая ссориться с кубинцами, Монхе занял двуличную позицию. Бойцам Че Гевары он говорил, что готов вступить рядовым в их отряд, а сам тем временем посоветовал своим приближенным затаиться и не вступать в какие-либо контакты с людьми Че, опасаясь, что участие коммунистов в партизанской войне обрушит на компартию репрессии. Оставшись без поддержки из городов, партизаны были обречены, и поэтому вдова Че Гевары Алейда Марч считает «этого уродливого индейца» (Монхе) виноватым в смерти её мужа. Сам Монхе, кстати, вскоре после описываемых событий эмигрировал и жил (возможно, живет до сих пор) в Москве…

В конце своей жизни Карл Шмитт написал книгу «Теория партизана», в которой Партизан вступает как эсхатологическая фигура, переступающий через все границы и правила непримиримый противник Системы. И можно сказать, что в наибольшей мере архетипу Партизана соответствует бывший порождением вулканической почвы Латинской Америки образ легендарного команданте Че.


Андрей Игнатьев  
Комментарии 0
ads: