Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [10:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [10:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [8:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [13:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [13:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [13:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [13:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [13:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [13:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [13:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ИДЕОЛОГИЯ
НБП
11.12.2007
Партия без партитуры
Все годы существования НБП общество отторгало от себя нацболов как нечто чужеродное

История организации, называвшей себя Национал-Большевистской Партией, подошла к логическому концу. В настоящее время нет никакой структуры, которая называла бы себя так официально. Да и те группы, которые претендуют на преемственность ей, настолько не походят на свой прототип, что следует сделать вывод: НБП, какой мы знали её много лет, не существует. Но чем же являлось НБП все эти годы – политической партией, сектой, неформальным течением или просто контркультурной тусовкой?

 

Давайте лучше просто пить пиво и «тусоваться», дорогие нацболы, может быть, лет через десять история нам даст ещё один шанс.

Конечно же, большинство нацболов считало, что состоят в политической партии. Но если вспомнить историю НБП с середины 90-х годов, то политическое влияние этой организации на происходившие в стране события было крайне не велико – можно сказать, практически совсем отсутствовало.

 

Большую часть своей истории НБП просуществовала как малочисленная группа энтузиастов в полной политической изоляции. Правые никогда не любили лимоновцев – их смущало слово большевизм в названии партии, да и вождь её - Эдуард Лимонов - не вписывался в стереотипы ультраправых. С левыми отношения были не намного лучше: практически всё время существования, за исключением короткого периода в конце своей истории, НБП враждовало с коммунистами.

 

Общество же, и российский обыватель в целом, плохо понимали смысл существования национал-большевиков. Было распространено мнение, что они - просто политические хулиганы. Общество почему-то отторгало от себя нацболов как что-то чужеродное. Именно поэтому считать НБП политической партией вряд ли можно. Скорее это было неформальное культурно-политическое течение, по образцу движения «панк» или «скинхэдов», но рождённое на отечественной почве и поэтому имеющее некоторую специфику – допустим, более жёсткую структуру.

 

НБП - это дитя чёрного октября 1993 г. Именно в ходе борьбы оппозиции против торжествующего либерального диктата сложился странный симбиоз коммунистов и русских националистов, единых в неприятии новой гнилой буржуазной и предательской ельцинской диктатуры. Борьба эта закончилась поражением – расстрелом из танков здания Верховного совета, но странный симбиоз, получивший название «красно- коричневые», остался.

 

Национально мыслящая интеллигенция, привыкшая гордится имперским величием своей страны, так просто сдаваться не собиралась. Возник целый культурный фронт из музыки, прозы и политических идей, попытавшийся насытить новый термин «красно-коричневые» каким-то более глубоким содержанием. В ходе этого процесса, вызванного во многом травмой от осознания поражения своих идеалов и предчувствия гибели страны, и возникла Национал-большевистская партия. Это были не просто «красно-коричневые», а наиболее богемная, контркультурная и нонконформистская их часть. Сам термин национал-большевизм должен был венчать единение правых и левых радикалов в борьбе против планетарной диктатуры нового мирового порядка, воплощенной либеральной империей США.

 

Состав основателей нового течения был крайне экзотичным: Эдуард Лимонов в качестве лидера мог шокировать кого угодно - эпатажный писатель, диссидент со стажем, бывший эмигрант, да и просто политический скандалист. В качестве идеолога выступил на тот момент ещё не очень известный, но оригинальный философ и мыслитель Александр Дугин. Именно он - коллекционер экзотических идеологий и ветеран правого подполья Москвы - вытащил на свет божий из пыльных книжных завалов Национал-большевизм.

 

В термин «национал-большевизм» Дугин включил гораздо больше идеологической нагрузки, чем было у его предшественников – национал-большевиков 20-х – 30-х годов. Прежние последователи этих идей в Германии и России были небольшими группами, зажатыми между колоссами коммунистических и фашистских партий. Скорее всего, они путались под ногами, как у тех, так и у других, и в тридцатые годы были уничтожены. Дугин насытил национал-большевизм целыми пластами научных дисциплин, ранее мало известных или бывших в забвении. Это и европейская геополитическая школа, и философия традиционализма, а также весомый блок русского евразийства.

 

Удивительно, но именно НБП стала первой в России использовать все новейшие формы уличной политики, существовавшие доселе на Западе. Это постановка уличных митингов как ярких и театрализованных зрелищ с множеством флагов, символики и хоровым скандированием лозунгов. Это использование политических настенных граффити и акций прямого действия - бархатный терроризм, с обязательным киданием продуктов питания в политиков, и другого мелкого политического хулиганства. Сейчас эту практику используют все молодёжные движения, но первооткрывателем их была НБП. Главный печатный орган партии – газета «Лимонка» - была яркой смесью высокоинтеллектуального чтива, острых социальных репортажей, юмора и забористой матерщины.

 

Но в самом начале движения выявилась любопытная закономерность – общество оказалось неспособным всё это оценить. Оригинальность НБП мало кем была замечена и оценена. Местные выборы, в которых участвовали Лимонов и Дугин, были проиграны, а партии отказано в официальной регистрации. В итоге назрел первый кризис. В 1998 г. в партии произошёл раскол: из НБП ушёл Дугин.

 

Этот момент стал ключевым для партии и предопределил всю её дальнейшую историю. Причины первого раскола во многом были личностными. Дугин становился всё известнее, вокруг него также сложилась небольшая группа собственных последователей. Таким образом, в НБП возникло сразу два центра. Подобная ситуация не могла не тревожить Лимонова – человека не просто с вождистскими установками, а можно даже сказать с мессианским комплексом.

 

После ухода Дугина в партии не осталось людей, сравнимых в масштабах личности с Лимоновым. Партия всё более начинает эволюционировать в секту с явным культом личности лидера. К тому же в лице Дугина партия потеряла сильного политического аналитика, что в дальнейшем сказалось на её истории не лучшим образом. Лимонов, несмотря на свои и литературные, и организаторские способности, сильным политиком не является. Доказательством этому может послужить то, что отношения с другими политическими фигурами у него никогда не складывались. Партия для Лимонова была скорее эдаким художественным перфомансом, он приспособил её для саморекламы, и всегда ставил знак равенства между засветкой в СМИ и участием в политике. Хотя эти вещи далеко не всегда совпадают, особенно в России.

 

С 1998 года национал-большевистское движение раскалывается на две разновеликие ветви, причём в обеих идут сильные идейные изменения, вырабатываются новые оригинальные концепции, ищутся новые методы. Дугин пытается вписать каким-либо образом набор национал-большевистских идей в систему. Лимонов же, напротив, выбирает путь жёсткой оппозиции, противостояния власти и крена во всё больший радикализм. Хотя как политический новатор он в тот период тоже оказывается на высоте и выдвигает ряд интересных концепций. Во-первых, главным стержнем политики НБП декларируется борьба за права русскоязычного населения за пределами России. Во-вторых, Лимонов находит себе социальную базу - ставка делается на радикальную молодёжь. Он утверждает, что в наше время именно молодёжь и маргиналы могут составлять социальную базу для революции, все остальные социальные классы и группы реакционны по определению. В-третьих, Лимонов опытным путём находит новую форму борьбы – «акции прямого действия». Несколько громких и отчаянных «акций» - драка на съезде партии либералов «Выбор России» и яйцеметание Дмитрия Бахура в известного режиссёра Никиту Михалкова сразу же приносят НБП широкую известность. Поняв, что это находка, Лимонов делает ставку на скандальные перфомансы - метод борьбы европейских леваков - как главный вид политической деятельности.

 

После громкой севастопольской акции - захват 15-ю человеками башни морского клуба в городе Севастополе - российские силовики начинают с явным неудовольствием следить за внешнеполитической активностью лимоновцев. Но партия окрылена успехом - 15 человек отсидевшие полгода в украинской тюрьме, составляют отныне её боевой и организационный костяк. Ширится сеть региональных отделений, растёт популярность.

 

Главной идеей Лимонова на тот момент становится проект «Вторая Россия». Это уже попытка поучаствовать в настоящей истории. Его смысл состоял в том, чтобы вклиниться в какой-либо конфликт в странах ближнего зарубежья на стороне русскоязычного населения. Если же подобный конфликт ещё не начался, его стоит немного подтолкнуть или спровоцировать. Среди наиболее вероятных объектов приложения сил напрашивались Латвия и Казахстан. Созрел план создать партизанскую базу в северном Казахстане. Параллельно шли попытки организовать масштабную акцию в столице Латвии. Обе эти попытки закончились трагично – сначала «чудом удавшаяся» акция в Риге привела к осуждению её участников на 15 лет по статье терроризм. Затем сам Лимонов был задержан с группой соратников на Алтае в районе границы Казахстана и препровожден в тюрьму ФСБ – Лефортово. Ему предъявили целый букет тяжких статей от попытки вооружённого восстания до создания бандформирований.

 

Участники Алтайской истории вспоминали, что сама подготовка к этой «операции» была до смешного нелепа и плохо поставлена. Лимонов, абсолютно не искушённый в каких бы то ни было партизанских действиях или прикладной конспирации, хотел просто создать громкий информационный повод, всего лишь сымитировать какое-то вооружённое движение. Но государство не оценило его творческих исканий и обрушило на «вождя» всю тяжесть государственной репрессивной машины. Но, тем не менее, НБП прогремело. В истории партии начался наиболее пафосный и величественный период, который продлится несколько лет.

 

Крайняя оппозиция, занятая партией по отношению к режиму Путина, тогда была во многом оправдана. Россия была союзницей США по антитеррористической коалиции и переживала в отношениях с Америкой «медовый месяц». НБП, выступая против Путина, занимала прежде всего антиамериканскую позицию. Ряды партии в те годы быстро росли – практически во всех крупных городах возникали организации. НБП пользовалась поддержкой многих известных политиков и творческой интеллигенции. В тюрьме Лимонов написал наиболее яркие книги из своей политической прозы.

 

Но одновременно в его мировоззрении происходили серьёзные изменения. Тюремное заключение оказалось для него шоком. По его книгам можно понять, что Лимонов никак не рассчитывал на длительное пребывание в заключении. Он всерьёз испугался. Какая бы то ни было идеологическая шелуха слетает с поэта, и из всех его идей остаётся только ненависть к режиму, который обошёлся с ним так грубо. К тому же у человека в местах лишения свободы проявляется одно психологическое свойство: он очень высоко ценит ту помощь, которую ему оказали. Удивительно, но больше всех защищали Лимонова не националисты или коммунисты, а либералы.

 

Вскоре в стране начинаются большие перемены – волна цветных революций окончательно рассеивает иллюзии российского руководства о том, что США не друг России. Кремль занимает позицию глухой обороны. На волне антиамериканизма позиции НБП и власти, казалось бы, могли в чем-то совпасть. Естественно, никогда бы власть не стала поддерживать нацболов, но можно было бы, воспользовавшись её испугом перед оранжевой революцией, хотя бы снизить прессинг на НБП и укрепить организацию.

 

Лимонов же взял твёрдый курс на противоположный политический лагерь. Он твёрдо выбирает союз с либералами под лозунгом – «Россия без Путина». Оранжевым нужна была молодёжь – уличная пехота возможных манифестаций. При таком раскладе национал-большевистская идеология стала напоминать «вождю» скорее старый чемодан с ненужным скарбом. И Лимонов, не колеблясь, выбросил его за борт. Эдуарду Вениаминовичу наконец-то удалось вписать свою партию в какой-то «реал политик», но та, в свою очередь, просто лопнула под грузом противоречий. Начались бесконечные расколы, склоки и взаимные обвинения. От организации стали отваливаться целые отделения, группы, лидеры. За два с небольшим года у Лимонова осталась едва ли десятая часть последователей. Пришлось отказаться от всего не только идеологического, но и символического наследия. Нет уже организации под названием НБП, запрещён и не используется флаг, нет и газеты «Лимонка».

 

Нацболы стали похожи на солдат разбитой армии. Какие-то кучки «окопались» и ведут отчаянное сопротивление уже не веря в победу, кто-то «разбежался по лесам» и выдаёт себя за мирного жителя, кто-то делает вид, что ни в чём не участвовал, и втихаря подбивается к победителю. Попытки воссоздать НБП наверняка будут повторяться. Но всякий раз они будут терпеть крах, если это будет происходить под маркой политической организации. Что угодно - клуб памяти НБП, культурно-просветительское общество «Да смерть», Библиотека «тоталитарного чтения», наконец, народный хор имени Сталина, но политической партии уже не будет. Давайте лучше просто пить пиво и «тусоваться», дорогие нацболы, может быть, лет через десять история нам даст ещё один шанс.

Максим Журкин

Комментарии 0
ads: