Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [10:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [10:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [8:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [13:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [13:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [13:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [13:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [13:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [13:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [13:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ИДЕОЛОГИЯ
Эвола - художник
12.02.2008
Эвола - художник
От футуризма к дадаизму

Эвола с раннего возраста проявлял способность к художественному творчеству, что и повлияло на выбор инженерного факультета Римского университета, который он так и не закончил. В свои неполные 18 лет Юлиус Эвола сближается с миром авангардного искусства. Его интерес привлекают многочисленые футуристические мероприятия, проводимые в Риме, особенно выставки, имеющие интернациональный характер (Галлерея Спровиери).

 

Юлиус примыкает к группе молодых артистов: Трамполини, Деперо, Марчи, братья Коррадини, местом встреч которых стала мастреская Джакомо Балла. Последний является центральной фигурой в римской культурной жизни начала 20-х годов. Эвола был, как писал Гриспольти, "практически его ученик". В первый период творчества (1915-18 г.г.) сильное влияние на Эволу произвел пластический динамизм футуризма, и особенно, исходя из исследований Балла, не обошлось без воздействия орфического спиритуализма, что привело Эволу к алхимико-магическому направлению. К этому периоду, названным самим Эвола "сенсориальным идеализмом", относятся такие работы, как "Mazzo di fiori" ("Букет цветов"), "Feste" ("Праздники"), "Fucina - studio di rumori" ("Кузница - мастерская звуков"), "Five o'clock tea", "Sequenza dinamica" ("Динамическое последование"), "Truppe di rincalzo sotto la pioggia" ("Военное подкрепление под дождем").

 

Еще более оригинальным и значительным был второй период эволианской живописи (1918-21 г.г.), определенного Эволой как "абстрактный мистицизм".

Здесь исчезает какая-либо фигуральная характеристика, и, таким образом, становится более заметным влияние Балла, который ввел в художественный репертуар футуризма абстрактное измерение. Это для Эвола - момент раскрытия дадаизма, ярким представителем которого он стал в Италии; период, в котором вырисовывается сходство с устройством пуристического конструктивизма, и где содержание его работ предстает как тщательно обработанный набор абстрактных форм с яркими символическими намеками и хроматическими пометами, как в период футуризма. Но нельзя отрицать и воздействие Венского отделения, распознаваемое в использовании металлических, особенно серебряных, красок. Важно заметить, что "переходная" линия между двумя периодами эволианской живописи практически не вырисовывается: для артиста это был период напряженного эмоционального, технического и интеллектуального обучения, удивительный по качественному уровню (в выборе красок, действительно исключительных); быстрого становления юного художника, что заметно из его полотен, дошедших до нас (около сорока). Многие работы утеряны, особенно наброски.

 

Фаза дадаизма состоит из ограниченного тематического репертуара: "Paesaggi interiori" ("Внутренние пейзажи"), "le Astrazioni" ("Абстракции"), "le Composizioni e i Paesaggi dada" ("Композиции и пейзажи дада") и прекрасно сочетается с представителями передовой интернациональной культуры. Известно, что Эвола был членом Цюрихской дадаистской группы с 1918 г., а также вел переписку с Тристаном Тцара, Хансом Арпом, Кристианом Шадом. К сожалению, практически весь эволианский архив утрачен. Сохранилась переписка Эвола с Тцара, которая находится в архиве последнего в Париже. Письма были опубликованы несколько лет назад и лишь на итальянском. Остальные документы этого периода сохранились в архиве Ганса Рихтера, позже поступившие в публичные немецкие архивы.

 

Журналистская хроника того времени и некоторые каталоги, ставшие со временем своего рода реликвией, сообщают о многочисленных выставках артиста: в Риме (1920), Берлине (1921), в галлерее "Der Sturm" Эдварда Фальдена; "трио" Эвола-Фиоцци-Кантарелли (1921); участие в коллективных выставках, среди которых футуристическая в Palazzo Cova в Милане (1919), международная выставка авангардного искусства в Женеве (1920-21 г.г.), а также "Salon Dada" в Париже (1922). Невозможно не вспомнить большую настенную декорацию, выполненную Эвола в кабаре "Grote dell'Augusteo" (1921).

 

Эволианский дадаизм имел свое проявление не только в живописи. Эвола сотрудничал с журналами "Bleu" и "Noi", писал статьи и участвовал в многочисленных конференциях. Все это пополняет его диапазон на поле дадаизма.

 

Эвола видел в дадаизме его "конструктивное" начало, оставляя в стороне подрывной и нигилистический элемент, хотя ему было более чем ясно значение движения, основанного Тцара.

 

В 1921 г. Юлиус Эвола оставляет живопись; лишь в период 60-х годов он возвращается к ней, но эпизодически. Возможно, это был последовательный исход самого дадаизма, результатом которого является "растворение": "le vrai dada est contre dada".

 

На протяжении следующих четырех лет заметно постепенное отчуждение Эвола от Дада. Не то, чтобы Эвола не мог окончательно порвать с идеалами Дада, наоборот, он противостоит большинству из группы дадаистов (Бретон, Арагон, чуть позже и Тцара), погруженными в сюрреалистическую авантюру, с выделением фрейдистского бессознательного, с субрациональным инстинктом, даже с шизофренической диссоциацией, параллельно которым (на политическом горизонте) будет проявлена коммунистическая активность. У Эвола была совершенно отличная позиция относительно радикального обнуления дадаизма, - он не следовал нигилизму, а видел в дадаизме инструмент, с помощью которого можно противостоять сытому материализму и удовлетворению буржуазного менталитета и повлиять каким-либо образом на духовный упадок современности.  

Николь Д’авино, Леонид Савин

Комментарии 0
ads: